Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Хроники Хаотика

Социализм и казарма

Как-то раз я пролистывал книгу известного чикагского мальчика Милтона Фридмана "Капитализм и свобода" и обнаружил там интересный пассаж.

В конце 1960-х годов я дискутировал с неисправимым коллективистом Леоном Кейсерлингом в Висконсинском университете. Решающий, как ему казалось, удар заключался в том, чтобы высмеять мои взгляды как крайне реакционные, и он предпочел нанести его, зачитав из конца главы II настоящей книги список мер, которые, как я писал, "нельзя, на мой взгляд, оправдать в свете вышеозначенных принципов". Покуда он перебирал мои филиппики в адрес поддержания цен, тарифов и т. д. , студенческая аудитория была на его стороне, и так продолжалось, пока он не дошел до пункта 11: "Воинская повинность в мирное время". Мое выступление против воинской повинности вызвало бурные аплодисменты; это стоило ему и аудитории и дискуссии.

Студенты были по сути совершенно правы, отстаивая, как и положено по марксизму, собственные интересы. Интереснее позиция спорщиков-теоретиков. Не знаю, какими мотивами руководствовался кейнсианец Кейсерлинг, но вот среди левых радикалов иногда встречается такая точка зрения, что армия должна быть призывной и за счет того народной, потому как народная армия это уже практически вооруженный народ, а отсюда и до социалистической революции рукой подать.

Легко заметить, что по сути этот аргумент звучит так "призывная армия лучше потому, что она хуже для капитализма". Сторонники капитализма, в том числе и Милтон Фридман, тоже считают, что призывная армия хуже для капитализма (хотя и по несколько другим причинам) и потому выступают за ее замену армией контрактной. По сути, между сторонами тут полное согласие. Причем, поскольку в общем случае социальные институты существуют для осуществления неких важных функций, а не для того, чтобы через них разрушить весь мир насилья, то аргументация сторонников капитализма является более убедительной для идеологически не ангажированных слушателей.

Однако, я полагаю, что тут все еще интереснее. Спор "призывная армия Vs. контрактная" на самом деле не выходит за рамки обсуждения вариантов устройства буржуазного общества.

Призывная армия это раннекапиталистический институт, созданный демократически настроенной буржуазией. 

Контрактная армия это институт эпохи развитого капитализма, созданный либерально настроенной буржуазией.

Сейчас в наиболее развитых капиталистических странах возникает институт частных военных корпораций, созданный буржуазией, настроенной неолиберально

Все это разные, но буржуазные институты, соответствующие разным стадиям развития капитализма. Если смотреть на вещи под таким углом, то в споре о воинской обязанности Фридман был прав, а Кейсерлинг нет, так как Кейсерлинг по этому пункту выступал в роли консерватора. И, кстати, ход исторического развития это подтверждает: как пишет Фридман чуть дальше:

Кстати говоря, в моем списке 14 необоснованных правительственных мероприятий воинская повинность была единственным, которое на сегодняшний день элиминировано.

Американское правительство перешло от призывной армии к контрактной, то есть от более раннего, устаревшего буржуазного института к более современному. И, полагаю, не пожалело об этом.

Однако могут ли эти институты перейти в социалистическое общество? На мой взгляд это маловероятно. Изменение способа производства  достаточно сильно затрагивает все аспекты общества. В феодальном обществе тоже существовали свои специфические формы организации войск, например военная служба дворянского сословия или рекрутская повинность, которые в капиталистическом обществе уже не существуют.

Разумеется, можно заметить некоторые параллели, между рекрутчиной и призывом, между сословной и профессиональной армией, между средневековыми наемниками и корпорацией Blackwater, но это отношение подобия, а не тождественности. Возможно, армия социалистического общества (если она вообще будет существовать; в случае построения такого общества на всей планете, это, мягко говоря, неочевидно) также будет напоминать какой-то из современных вариантов комплектования армии. Лично мне кажется, что она будет похожа на швейцарскую милиционную (территориальную) армию (об этом кстати в "Политологии революции" писал Кагарлицкий), но возможно, что и нет. Так же не исключаю, что вариантов организации "социалистической армии" может быть, как и при других способах производства, несколько.

Но механически перенести буржуазный (тем более устаревший буржуазный) институт в социалистическое общество не кажется мне ни разумным, ни возможным. Однако в СССР и других странах "реального социализма" по сути именно это и произошло. Хотя сначала революционеры экспериментировали с армией - Советы солдатских депутатов, выборность офицеров, отмена погон и.т.д, но затем естественный ход вещей брал свое. 

Это подводит меня к уже привычному выводу: "реальный социализм", он же суперэтатизм, не представлял собой нового, более передового способа производства. Поэтому и способность формировать приницпиально новые социальные институты у суперэтатистских обществ де-факто отсутствовала.

Хроники Хаотика

Компромисс


Кроме того, в американской армии, как выяснилось, запрещены аборты. Раньше только денег на них не давали, а теперь и вовсе запретили. То ли деньги экономят, то ли духовно возрождаются, непонятно.

По-моему, в этом проявляется компромиссный характер буржуазной демократии. С одной стороны, левые добились, чтобы женщины могли служить в армии - и женщины, судя по цифрам, массово это право реализуют. С другой - правым по-прежнему нужна армия, готовая по приказу начальства убивать мирных жителей где-нибудь на другом конце света, что означает определенную кадровую и воспитательную политику в вооруженных силах.

И вот они, плоды противоестественного лево-правого компромисса: 19 000 заявлений об изнасиловании в год. 

Хроники Хаотика

Роль личности в истории





Анакина Скайуокера, главного героя "трилогии приквелов" Звездных Войн, прочие персонажи называют и считают Избранным. Согласно пророчеству, должен придти Избранный, не имеющий физического отца, который принесет равновесие в Силу.

Поскольку Анакин, по всей видимости, не имел физического отца, зато имел невероятные способности, джедаи сочли его Избранным. Понимая под равновесием в Силе уничтожение ситхов, они возлагали на него большие надежды, которые, как известно, не оправдались.

Некоторые фанаты считают, что Анакин все-таки исполнил пророчество, много лет спустя сбросив в шахту императора Палпатина и вернувшись на светлую сторону. Другие толкуют его более рационально: Анакин принес равновесие в Силу тем, что уничтожил всех джедаев, кроме двух, восстановив равновесие между ими и ситхами, ограниченными со времен Дарта Бейна "правилом двух".

Однако, никто не обращает внимания, что кроме Анакина есть еще один кандидат на роль Избранного. Или не один, а много, тут как посмотреть...

Если мы откроем официальную новеллизацию третьего эпизода за авторством Мэтью Стовера и найдем сцену гибели джедаев, то мы прочтем следующее:

Орден посылал своих рыцарей по всей Галактике, тонким слоем размазывая себя, и каждый джедай был один, окруженный либо клонами-солдатами, либо клонами-офицерами. Сама Война капля за каплей вливала тьму в Великую силу, увеличивая облако, что затмевало восприятие. Клоны не несли в себе злобы, ненависти и угрозы. В них ничто не могло насторожить или предупредить. Они всего лишь следовали приказам.

В данном случае - приказу за номером шестьдесят шесть.

Клоны вынули оружие. АИР-170 зависли позади истребителей, которыми управляли джедаи. Самоходки ACT и танки бесшумно развернули орудия.

Клоны открыли огонь, и джедаи погибли.

По всей Галактике. Сразу.

Джедаи погибли.

Подавляющее большинство джедаев было убито через несколько минут после приказа 66. Клонами. Убитые в Храме беззащитные юнлинги и несколько живучих одиночек, уничтоженных Дартом Вейдером в годы становления Империи, определенно не дотягивают до этого по масштабу.

1) с генетической точки зрения все клоны являлись одним человеком;

2) они не имели физического отца;

3) их прототип, Джанго Фетт, был в буквальном смысле избран на эту роль;

4) они принесли равновесие в Силу, уничтожив абсолютное большинство джедаев.

Уверенные в том, что историю творят гениальные одиночки, не думая о том, что Избранный может быть коллективным, да еще и не владеть Силой, джедаи искали его среди себе подобных и, как им показалось, нашли - в лице чрезмерно одаренного мальчика, созданного гениальным Дартом Плагеусом.

Но равновесие в Силу принес (и, заодно, разрушил Республику) не он. Это сделали особые отряды вооруженных людей.

Вот так вот.
Хроники Хаотика

Кто виноват мы уже знаем...

На улице весна, в ЖЖ левосрачи, а медведевская либерализация идет полным ходом - если верить журналу Forbes, за прошлый год число российских миллиардеров увеличилось в полтора раза. Некоторое время назад, я был уверен, что Медведев готовит нам "режим единоличной власти" и до сих пор для этого есть довольно веские основания - законы о ФСБ и полиции, чистки в МВД, его переговоры с армейскими чинами, его интерес к опыту азиатских правых диктатур. Однако после их с Путиным разногласий и последовавших за ними комментариев, на секунду показалось, что граждане всерьез задумали построить нам двухпартийную систему "как в США", с определенной поправкой на местные реалии.

Однако написать я хотел не об этом. У меня после прочтения нескольких сегодняшних постов возник вопрос-который-нельзя-задавать: а как мы, собственно, собираемся прийти к власти? Мы - в смысле левые. Как вообще прогрессивные силы могут прийти к власти в нашей стране? Могут ли прогрессивные силы прийти к власти в нашей стране?

Коммари сегодня мельком уронил очень важную фразу:

за Лениным были мрачные и злые рабочие кварталы Москвы, Петербурга и Урала, которых только позови. А у нас такой роскоши нет.

Верно, нет у нас такой роскоши. А делать-то что?! Это, вообще говоря, важнейший вопрос. Теоретические вопросы с одной стороны очень важны, но с другой - даже если мы стопятьсот лет будем работать над теорией, вряд ли мы однажды найдем рецепт всеобщего счастья, очевидный и неоспоримый для всех. Речь может идти только о более или менее банальных вещах, большая часть которых уже известна. И чего теперь - прорабатывать в деталях структуру "будущего" общественного сектора и сочинять сложные алгоритмы плановой экономики? Это называется "утопический социализм". А еще это называется "делить шкуру неубитого медведя". Даже разработав довольно сложную и цельную схему социалистической экономики (как, например, сделали Кокшотт и Котрелл в безусловно ценной книге "К новому социализму"), мы столкнемся с обескураживающим фактом: у нас нет политической власти, чтобы эту схему осуществить.

И дело тут не только в том, что у левых нет общественной поддержки. Скорее наоборот - у левых потому и нет общественной поддержки, что совершенно не видно той дороги, по которой они могли бы войти в Кремль. И ультраправые и либералы возлагают надежды на определенные фракции в правящем классе, которые "в случае чего" смогут взять власть в свои руки и проводить соответствующую политику. Левой (или хотя бы просоветской) фракции правящего класса нет и быть не может - по вполне понятным причинам. Есть консервативные капиталисты и есть либеральные капиталисты, но нет капиталистов социалистических.

Едем дальше. Опора власти, как мы знаем, это "отряды вооруженных людей". Винтовка рождает власть и эта винтовка в руках российского буржуазного государства. Чтобы это буржуазное государство победить, нужно что-то противопоставить этой винтовке. Желательно - другую винтовку. Но не столь большая проблема найти винтовку, как найти того, кто будет из нее стрелять. Теоретически это может один из низших классов, но это только теоретически. Можно сколько угодно повторять, что рабочие сейчас столь же угнетаемы, что и сто лет назад - но сами рабочие об этом не знают, и оттого гораздо менее радикальны. Про крестьян и говорить не стоит.

Фактически, наша аудитория - широкие городские массы. В том числе и определенная часть среднего класса. Кстати, мыслят эти городские массы, насколько я вижу, не в классовых категориях, а скорее в категориях народных, республиканских (кстати, это надо как минимум учитывать при пропаганде). Но дело еще вот в чем: широкие городские массы могут нам сочувствовать всей душой (по-моему мнению, "стихийными левыми" является едва ли не большинство), но этого недостаточно для захвата власти. Отряды вооруженных людей как маячили, так и маячат на горизонте. Силовой вариант никак не вырисовывается.

А несиловой не вырисовывается тем более. Выборы, в которых участвуют только ручные партии (да и те, в случае непредвиденного успеха, подвергаются репрессиям - вспомните историю с мэром Братска) явно не тот метод, который мы ищем. Художественные акции, от которых широкие городские массы блюют с разной степенью сдержанности - тем более (да и когда художественные акции привели кого-нибудь к власти?).

Стихийные народные выступления, конечно, могут случиться - но к власти придут не левые, а правые. Самые мерзкие и отвратительные правые либералы, которых мы только можем представить. Некий патриотический мятеж тоже может произойти - но кончится все православными предпринимателями. В обоих случаях красные и розовые попутчики будут уверенно и жестко отодвинуты в сторону параши.

Кстати. проблема не специфически российская, наоборот - в странах центра все именно так и обстоит. Прогрессивные силы, на стороне которых потенциально значительная поддержка, не имеют никакого пути к власти. Мы, можно сказать, попали в мировой трэнд - однако легче от этого не становится. Я пока не вижу адекватного выхода из ситуации.

Есть ли у вас какие-нибудь идеи, мысли, предложения по этому поводу?
Хроники Хаотика

О пролетарской диктатуре и пулеметах

Боюсь, прощедшая в журнале Пуффинуса дискуссия о "Тяньаньмэнь-тесте" вынуждает меня еще раз написать об антидемократизме "левых". Несмотря на полную безнадежности этого занятия. Я, как заядлый фрейдомарксист, уже убедился, что личные взгляды человека определяются его психической структурой. Каковая очень похожа у почитателей массовых расстрелов любой расцветки. А уж затем к эмоциям со скрипом прикручиваются положения соответствующей идеологии.

В отличие от своих оппонентов я не буду скрывать, что мое мнение определяется эмоциями. Я действительно не люблю никакую диктатуру (используя это слово в узком, политологическом смысле), в том числе и утвердившуюся в СССР "пролетарскую". У подобной диктатуры может быть только одно оправдание и одна причина - если она приведет к появлению такого общества, в котором больше будет невозможна никакая диктатура.

Практика показала, что она не приведет. Пролетарская диктатура деградировала и погибла под грузом внутренних противоречий, очень остро поставив вопрос о легитимности всех тех актов государственного насилия, которые пролетарское государство насовершало за 70 лет своего существования. "Практика - критерий истины". Повторяйте эту мантру, пока она не заглушит в вашем сознании голос, говорящий "У Ленина так написано!".

Понятно, что обязательно найдутся те, кто скажет "Сама концепция правильна (потому что так написано у Маркса, Ленина и Сталина), все дело в том, что ее неправильно осуществляли. Не расстреливали людей на площадях и вообще много миндальничали. Дайте нам второй шанс и мы сделаем лучше". В таком случае давайте сначала дадим второй шанс монархистам. Они тоже уверены, что крушение монархии было вызвано тем, что мало расстреливали "студентов, бунтовщиков и евреев". Да и просят они об этом существенно дольше.

Аргументация "мы установили диктатуру временно, чтобы затем она исчезла навсегда" может рассматриваться как аргумент (хотя тут прямо напрашиваются паралелли со знаменитым "Эта война положит конец всем войнам. И следующая тоже"). Аргумент "мы один раз установили диктатуру, перебили кучу народу, потом все это развалилось. Мы хотим сделать это еще раз. Никаких гарантий, что история не повторится, у нас нет, но мы полагаем, что если мы будем убивать больше, то наши шансы построить свободное и справедливое общество повышаются" - стыдно даже рассматривать.

И, что самое важное, нормальные люди прекрасно это понимают. За что и получают презрительные обвинения в зомбированности телевизором и подкупленности колбасой.

Режим, расстреливающий мирную демонстрацию, должен быть свергнут. Не надо мешать одно с другим - попытка вооруженного контрреволюционного переворота это одно, а демонстрация студентов, требующая демократии - другое. Хотя даже реакционный переворот зачастую удается предотвратить без вмешательства государства.

Если люди не хотят вашего режима, если им противен этот режим - значит режим должен пасть. Демонстранты мелкобуржуазны? Они НА САМОМ ДЕЛЕ (ведь только вы знаете, что там на самом деле, ага) митингуют за контрреволюцию, а не за демократию? Отлично. Путь облагодетельстванный вашими революционными преобразованиями рабочий класс выйдет на ту же площадь и разгонит контрреволюционеров. В чем проблема?

В истории есть примеры подобного. Например, во Франции, в 30-ых, когда фашистские организации попытались осуществить путч и вывели на Елисейские поля огромную демонстрацию, коммунисты, социалисты и профсоюзы вышли туда же, еще в большем числе. Путч провалился.

Рурское восстание рабочих сорвало путч Каппа-Лютвица в Германии, а в России аналогичным способом был подавлен мятеж Корнилова.

Престарелый египетский диктатор Мубарак, загримировавший своих полицаев под "простых бедуинов", понимает, что единственным источником легитимности режима является общественная поддержка.

А вот жутко прогрессивные коммунисты продолжают петь нам о сильном государстве и живительных пулеметах. В один голос с пещерными консерваторами, либералам-пиночетофилами и лично Олегом Матвейчивым. Вероятно потому, что смутно догадываются: за созданный по их рецептам режим бесплатно никто вписываться не пойдет...
Хроники Хаотика

Афганское

Очередная новость пришла сегодня из Афганистана

В этой якобы демократической стране собираются казнить новообращенного христианина, так как смена религии противоречит нормам ислама. Хоть в Афганистане и "примат демократических ценностей", а не "национальное возрождение", но в суровых азиатских условиях разница исчезает.

Еще со времен распада СССР ввод советских войск в Афганистан воспринимался как одна из самых бессмысленных и безуспешных военных операций СССР, а западный мир решительно осуждал советскую агрессию против маленькой беззащитной страны.

Теперь прошло 20 лет. Мы имеем возможность сравнить результаты советского и американского присутствия в Афганистане.

Во-первых, по сравнению с советской, американская операция чудовищно, невероятно неэффективна. Я как-то читал статью, где эта ситуация объяснялась тем, что безжалостное советское руководство, в отличии от руководства США, использовало блокпосты, что приводило к большим жертвам среди контингента, но позволяло контролировать территорию.

Может оно и так, не знаю, я не специалист. Но легко заметить, что советский "ограниченный контингент" действительно контролировал территорию Афганистана настолько, чтобы на его территории можно было вести относительно цивилизованную жизнь - и это при том, что советским солдатам запрещено было пересекать линию Дюранда, а противостояли им не только вооруженные и проинструктированные американцами моджахеды, но и регулярные части пакистанской армии. За талибами больше не маячит тень сверхдержавы, Пакистан союзник США (настолько, что позволяет им бомбить села на своей территории), американцы притащили к себе на помощь армии всей Европы - и тем не менее под контролем фактически находится только Кабул, и даже в нем "единственным безопасным местом" по мнению специалистов является международный отель "Хилтон".

Во-вторых, сравнение просоветского режима НДПА и проамериканского режима "Исламского фронта" тоже будет не в пользу последнего. И тот и другой де-факто являются однопартийными (кто-то и вправду верит, что "Исламский фронт" может проиграть или хотя бы недовыиграть выборы?), но очевидно, что при Наджибулле такая вещь, как преследования христиан, вплоть до предложения "казнить всех новообращенных" просто не могли происходить. Никак. Советская модель "народной демократии", при всей ее убогости, восходила к ценностям Просвещения. Американская модель демократии для стран третьего мира больше похожа на олигархические республики средневековья.

Население Афганистана, в годы советской оккупации сильно, как ему казалось, страдавшее от угнетения, пожив при последовательно сменяющих друг друга талибах и американцах, тоже определилось со своими предпочтениями. Не очень давно в Кабуле был проведен социологический опрос на тему "При каком самом лучшем режиме вам довелось пожить?". 93,2% опрошенных указали просоветский режим Наджибуллы.

В-третьих, естественно, экономика. НДПА пыталась провести модернизацию. Да, в качестве образца они использовали советскую модель, которая к тому времени, перефразируя Фиделя Кастро, не работала даже в Советском Союзе. Но время показало, что и альтернативы никакой нет. Точнее есть, целых две - либо жить с талибами экологичным натуральным хозяйством, либо выращивать опиумный мак для наркоторговцев типа Хамида Карзая (напоминаю, с приходом американских войск наркотраффик вырос в сотни раз; по некоторым смелым предположениям, вся эта операция и затевалась для бесперебойного снабжения населения США тяжелыми наркотиками - талибы, видите ли, сжигают маковые поля).

Так что выбор был не между советской и какой-либо еще моделью экономики. Выбирать приходилось между экономикой и ее отсутствием. Современный Афганистан превратился из страны в просто территорию, по которой живописно разбросаны наркотические поля. А все "антинаркотические" операции американских спецслужб это просто-напросто борьба с контрабандой. Такие важные вопросы, как торговля наркотиками, в США не принято отдавать в невидимые руки рынка.

Самое грустное, что из сложившейся сейчас в Афганистане ситуации нет выхода. Ситуация 30-летней давности как раз выход предполагала - неуправляемой ее сделали сначало вмешательство в войну США и Пакистана, а потом распад СССР. Теперь же выбор у афганцев чисто субъективный, то бишь между говном и дерьмом. Либо упоротые талибы, разрушающие мировые памятники культуры и требующие заправлять штаны в носки, либо безразличные ко всему кроме денег и любящие пострелять по мирным жителям американцы.

Никаких других вариантов больше нет.
Хроники Хаотика

Рождение монстра

 
                                         Нас десять тысяч рук, лишенных счастья трудиться.
                                         А сколько нас во всей стране?
                                         Сильнее бомб и пулеметов
                                         Бьет кровь товарища президента
                                                               И наш кулак тоже еще ударит.
                                                               Песня, как трудно ты мне даешься
                                                               Когда приходится петь кошмар.
                                                               Кошмар, в котором живу,
                                                               Кошмар, в котором умираю.
                                                                                                                  Виктор Хара
                                                                                                          11 сентября, 1973


«Так на каком же основании вы меня арестовали?» — спросил изумленный священник генерала чилийских военно-воздушных сил, который вперил в него свой взор, словно видел в этом человеке в сутане, может быть, самого дьявола и наверняка «марксиста». «На каком основании меня отправляют в Сантьяго, на Национальный стадион?» «Независимо от того, есть основания или их нет», — ответил генерал, прекращая допрос.
                                                                                                                                              Филипп Лабреве


           В сентябре 1973 года в небольшой латиноамериканской стране Чили произошел военный переворот.
           Главнокомандующий чилийскими вооруженными силами Аугусто Пиночет сверг руководившее страной конституционное правительство Народного Единства, убил президента Сальвадора Альенде и немедленно приступил к репрессиями против его сторонников.
           Поскольку сторонниками правительства являлась большая часть чилийского народа, а социальная база новоявленной хунты была крайне узка (горстка олигархов и латифундистов, плюс собственно армия и полиция), репрессии были произведены невероятно масштабные.
           В первые же недели были убиты около 30000 людей - из которых, впрочем, немалую долю составляли совершенно случайные люди, в том числе и правых взглядов - потому что опьяневшая от крови военщина не щадила никого.
           Возникшие в рабочих кварталах и университетах очаги сопротивления были подвалены - у рабочих и студентов не было оружия, оно все было конфисковано по договору, который Альенде заключил с армией, пытаясь предотвратить гражданскую войну.
           На стадион в Сантьяго были свезены со всей страны 5000 сторонников правительства и просто тех, кого военные числили своим врагом - социалистов, коммунистов, левых католиков, социал-демократов, левых радикалов, членов профсоюзов, индейцев, журналистов, священников, поэтов, студентов, рабочих, крестьян...
           На стадион попадали даже женщины, одетые в брюки - очевидно, их труднее было изнасиловать и это выводило военных из себя.
          То, что творилось на стадионе, напоминало ад или лагеря смерти Третьего Рейха. Людей страшно пытали, избивали, убивали для развлечения. Люди пытались покончить с собой, сходили с ума. На стадионе был замучен великий певец Виктор Хара
          За пределами стадиона было не лучше. примерно то же самое в это время происходило по всей стране. Латифундисты на джипах с ружьями охотились по собственным угодьям за индейцами-крестьянами, военные обстреливали рабочие кварталы из крупнокалиберной артиллерии, нашедшие при правительстве Народного единства в Чили приют беженцы, отлавливались и отправлялись в тюрьмы и пыточные камеры...
          А в это время с другой стороны Панамского канала двое "выпускников" Чикагской школы экономики (так называемые "чикагские мальчики") - Фридман и Хайек разрабатывают новую социально-экономическую доктрину, известную теперь во всем мире как неолиберализм.
         Основу неолиберализма составляет монетаризм. В 1963 году Фридман пишет одну из программных статей монетаризма - "Относительная стабильность скорости денежного обращения и инвестиционный мультипликатор в Соединенных Штатах за 1897-1958 гг.". Ее подвергают жесткой критике выдающиеся американские экономисты, причем отнюдь не только кейнсианцы. Теория бездоказательна, ее математический аппарат слишком слаб, а критика кейнсианства, даже справедливая, еще ничего не доказывает... "Реакционным романтикам" (еще одно прозвище представителей ЧШЭ) срочно нужен полигон для экономических экспериментов.
          Военный переворот в Чили (буквально в течении нескольких недель переросший в военно-фашистский, потому что армия вступила в союза местными ультраправыми группировками) стал для "чикагских мальчиков" настоящим подарком судьбы. С одной стороны он был организован под руководством ЦРУ по заказу финансовых воротил с Уолл-стрит, и теперь им требовался кто-то, кто сможет поставить экономику Чили под контроль; с другой стороны члены хунты абсолютно ни черта не понимали в экономике и сами это знали. Поэтому и те, и другие горячо поддержали предложение Фримана и Хайека оказать Пиночету помощь в радикальном переустройстве чилийской экономики.
         Именно тогда впервые в экономических спорах прозвучали страшные слова - "шоковая терапия".
         Чикагские мальчики предложили новым властям Чили классово близкую им программу ограбления бедных - путем сокращения зарплат, приватизации госсектора, повышения подоходного налога, отмены контроля за ценами. Кроме того, разумеется, в программу входила свободная торговля и 100% вывоз прибыли для иностранных инвесторов.
          Последствия оказались вполне предсказуемыми - стоимость жизни выросла более чем в три раза, ВНП упал на 19%, беработица достигла в разных регионах от 20 до 40%, все сектора промышленности охватил резкий спад, местная валюта - эскудо, полностью обесценилась, ее заменили новой валютой, песо, которое тоже немедленно обесценилось до смехотворного уровня, государственный долг вырос в полтора раза. Параллельно с ним росли затраты на содержание армии, полиции, тайной полиции, фашистских банд и бюрократического аппарата.
          Применение шоковой терапии имело не только экономические, но и социальные последствия: смертность выросла, продолжительность жизни наоборот, снизилась, треть детей не ходила в школы, население из построенных при Альенде благоустроенных квартир переселялось в трущобы, теперь уже из Чили в соседние страны хлынул поток эмигрантов, число студентов уменьшилось по сравнению со 1973 годом почти в два раза. Все земли, переданные конституционным правительством новым собственником, были возвращены латифундистам, что естественно подорвало чилийское сельское хозяйство и превратило
миллионы крестьян в батраков.
           Шоковая терапия уничтожила средний класс в Чили, разделив общество на скромную кучку сверхбогатых и огромную массу бедных, очень бедных и нищих людей. Если еще даже до Альенде Чили называли страной-кентавром - то есть страной с европейским обществом и латиноамериканской экономикой, то "чикагские мальчики" привели первое в соотвествие со вторым.
            Казалось бы, эксперимент провалился. Причем не просто провалился, а с треском. То, что предложили Фридман и Хайек нельзя было назвать экономической доктриной, также как самоубийство нельзя назвать образом жизни.
             Но у представителей Большого Бизнеса своя логика и своя мораль, отличные от человеческих."Реформы" Фридмана и Хайека обеспечили североамериканским корпорациям (тогда еще не называвшим себя стыдливо транснациональными) сверхприбыли. Местному Большому Бизнесу тоже кое-чего перепало. Следовательно - даешь неолиберальные реформы.
              С Чили началось расползание по миру неолиберальной чумы. Неолиберализм стремительно продвигался по миру, разрушая одну экономику за другой. Словно джинн выпущенный из бутылку, он везде делал одно и то же - разрушал города и строил дворцы. Вслед за Чили пытку "шоковой терапией" испытали на себе такие страны как Югославия, Руанда, Сомали, Аргентина, Мексика, Россия...
             ...25 апреля 1945 года, когда произошла знаменитая встреча советских и американских солдат на реке Эльбе, было еще одно знаменательное событие. Гитлер затопил берлинское метро вместе с людьми, по некоторым сведениям, надясь, что злые силы оценят этот поступок и придут к нему на помощь. Злые силы на его призыв не откликнулись и ровно спустя две недели он лично отправился к ним за разъяснениями.
             Быть может, гекатомба на стадионе в Сантьяго понравилась им больше?...