Tags: Проституция

Доктор

Неожиданная параллель

Размышляя над этим постом, я понял. что мне напоминают протесты радикальных феминисток против легализации проституции. Протесты консерваторов против ювенальной юстиции.

Логика тут одна и та же: протест против вмешательства общественных механизмов в дела человеческие. Консерваторы протестуют против вмешательства государства в отношения между родителями и детьми. Радфемки протестуют против вмешательства рынка в сексуальные отношения.

И те, и другие вполне справедливо утверждают, что эти отношения должны регулироваться взаимным сердечным согласием.

И те, и другие закрывают глаза на то, что в данный момент это зачастую не так.

Логика тут вполне похожая. Я своего ребёнка не избиваю (услугами проституток не пользуюсь) - значит подобное вмешательство не нужно в принципе. "А вот если бы Ваша дочь стала проституткой (у Вас дочь чиновники отняли) - а? а? а?"

"Проституция это всегда изнасилование" == "Ребёнку всегда лучше в семье".

Очевидно, что тотальная гуманизация отношений между родителями и детьми уничтожит необходимость "отнимать детей". Аналогично перманентная сексуальная революция подорвёт потребность в проститутках. Так же очевидно, что консерваторы с их "идеями" насчёт террористических методов воспитания детей и дворкинистки, выступающие с позиций антисекса, по мере сил противодействуют этим процессам. А потом с энтузиазмом дают Любе шанс (ну, или идут на митинг к Кургиняну).

P.S. Читал тут "Суперфрикономику", книгу посвящённую интересным социально-экономическим закономерностям. Там рассказывалось, что проститутки в викторианские времена получали буквально сверхприбыли, в то время как в наши времена их доход очень скромен.  И прямо указывалась причина - "сексуальная революция". Спрос сильно упал в связи с "падением нравов", а предложение, похоже, не изменилось. Возможно, проблема всё-таки не в клиентах, м?

Хроники Хаотика

Продолжая аналогию

В спорах о проституции некоторые (по-моему, даже я сам) сравнивали её с гладиаторскими боями. Я тут читаю "Танец с драконами" Мартина, наткнулся на цитату, подходящую к нашей дискуссии.

– Я отказывала тебе шесть раз, – напомнила Дени Хиздару.

– У вашей лучезарности семь богов, так что, возможно, в седьмой раз вы одарите меня своей благосклонностью. Сегодня я пришел не один. Выслушате ли моих друзей? Здесь их тоже семеро.

Он по очереди вывел их вперед.

– Это Кразз. Это Барсена Черноволосая, еще доблестнее его. Вот Камаррон по прозвищу Несчётный и Гогор-Гигант. Это Пятнистый Кот, это Бесстрашный Иток. И наконец, Белакво-Костолом. Они здесь, чтобы поддержать мою просьбу и молить вашу милость об открытии бойцовых ям.

Дени знала эту семерку – если не в лицо, то по имени. Все они были из числа самых знаменитых бойцовых рабов Миэрина... и именно бойцовые рабы, освобожденные из цепей её «канавными крысами», возглавили восстание, которое положило город к её ногам. Она у них в неоплатном долгу.

– Я выслушаю вас, – согласилась она.

Один за другим они просили ее снова открыть бойцовые ямы.

– Но почему? – осведомилась она, когда Бесстрашный Иток закончил говорить. – Вы больше не рабы, обречённые умирать ради прихоти хозяев. Я вас освободила. Ради чего вам желать смерти на багряном песке?

– Я тренировался с трёх лет, – сказал Гогор-Гигант, – и убивал с шести. Мать Драконов говорит, что я вольный человек – так почему я не волен сражаться?

– Если ты хочешь сражаться – сражайся за меня. Присягни своим мечом Детям Матери, или Свободным Братьям, или Храбрым Щитам. Научи других вольноотпущенников драться.

Гогор покачал головой.

– Раньше я сражался за хозяина. Ты говоришь «сражайся за меня». Я хочу сражаться за себя, – великан ударил себя в грудь кулаком размером с окорок. – Ради золота. Ради славы.

– Гогор говорит за нас всех, – у Пятнистого Кота через плечо была переброшена леопардовая шкура. – Последний раз, когда меня продавали, дали триста тысяч монет. Когда я был рабом, я спал на мехах и ел красное мясо с костей. Теперь, когда я свободен, я сплю на соломе и ем солёную рыбу, когда её удается достать.

– Хиздар клянется, что победитель будет оставлять себе половину всех собранных у ворот денег, – сказал Кразз. – Половину , он в этом поклялся, а Хиздар – честный человек.

«Нет, он хитрый человек », – Дейенерис почувствала себя в ловушке.

– А проигравшие? Что они получат?

– Их имена будут высечены на Вратах Судьбы среди имен других славных павших, – объявила Барсена. Как говорили, за восемь лет она не оставила в живых ни одной женщины, с которой сходилась в бою на арене. – Все люди смертны, мужчины и женщины... но не все останутся в памяти людей.

Дени не нашлась, что ответить.

«Если именно этого и хочет мой народ, разве у меня есть право им отказать? Миэрин был их городом до того, как стать моим, и это свои собственные жизни они хотят расточать ».

– Я обдумаю всё, что вы сказали. Благодарю вас за беседу, – она встала. – Продолжим завтра.

Хроники Хаотика

Как на самом деле работает "шведский подход"

Заглянул тут в доклад Глобальной комиссии по ВИЧ и законодательству (за ссылку спасибо Сергею Антонову) и прочитал там про знаменитую шведскую модель борьбы с проституцией (стр.47):

«Шведский подход», положительно характеризуемый как имеющий менее карательный характер и юридическую стратегию, учитывающую гендерный фактор, криминализирует действия клиента, а не работника секс-бизнеса. Этот подход, основываясь на том, что женщины, работающие в секс-бизнесе, нуждаются в защите, рассматривает работниц секс-бизнеса как «жертв», а клиентов – как «эксплуататоров». С момента вступления в силу в 1999 году закон не улучшил положение работниц секс-бизнеса – совсем напротив.

Вот к чему привел этот закон до настоящего момента:

Подпольный секс-бизнес, больше жестокости
 
По данным полиции, объем уличного секс-бизнеса в Швеции сократился вдвое, однако общий объем секс-
бизнеса остается на уровне, существовавшем до принятия закона. Этот бизнес просто ушел глубже в подполье –   в отели и рестораны, а также в Интернет – и в Данию. Шведский государственный уголовный департамент предупреждает, что коммерческий секс в настоящее время может быть связан даже с большей жестокостью. Особо тревожным представляется вовлечение в торговлей женщинами из других стран, которые зачастую попадают под полный контроль сутенеров.

Меньше случаев уголовного преследования и предъявляемых обвинений

Шведская организация «Альянс Округов» сообщает, что ресурсы для социальной работы ограничены, так как деньги уходят на полицейский контроль. Несмотря на то, что число арестов составило 2 000, подозревается в покупке разового секса лишь 59 клиентов. Приговор был вынесен лишь двоим, после того, как они признали свою вину. Ни один из них не получил тюремного заключения, на них лишь были наложены небольшие штрафы в соответствии с законом. Собрать улики, чтобы доказать преступление, практически невозможно. Работники секс-бизнеса не считают себя жертвами и чаще всего не желают свидетельствовать против своих клиентов.

Критика и организованная деятельность 

Закон придал импульс формированию организации по защите прав работников секс-бизнеса в Швеции, которая активно выступала против принятия закона.

Некоторые государственные органы Швеции требуют проведения оценки влияния закона на подпольную секс-бизнес.

Хроники Хаотика

Особый путь

1. Из письма Энгельса Бебелю (взято отсюда, там ещё и другие интересные цитаты на тему есть)

Пока проституция не может быть полностью уничтожена,— наш первейший долг, по-моему, освободить девушек от всяких исключительных законов. Здесь, в Англии, это существует, по крайней мере приблизительно; нет никакой «полиции нравов», никакого контроля или врачебных обследований, но власть полиции до сих пор еще огромна, потому что содержание дома терпимости карается законом, и каждый дом, где живет девушка, принимающая посетителей, может рассматриваться как таковой. Это применяется все же лишь в исключительных случаях, и тем не менее девушки всегда подвергаются гнусным вымогательствам со стороны полицейских. Эта относительная свобода от унизительных полицейских оков позволяет девушкам в общем сохранять самостоятельность и чувство собственного достоинства в такой степени, в какой это едва ли возможно на континенте. Они рассматривают свое положение, как неизбежное несчастье, раз оно уж с ними приключилось, и с этим несчастьем им приходится мириться, но это отнюдь не должно затрагивать ни их личных качеств, ни их достоинства; если же они находят возможность бросить свое ремесло, они стараются использовать эту возможность, и в большинстве случаев успешно.

2. Позиция немецких "Левых". Там по-немецки, но гугл-переводчик переводит достаточно хорошо, чтобы уловить суть. "Левые" одобряют легализацию проституции за то, что она сняла с работниц этой сферы клеймо "безнравственности" и позволила защищать их трудовые права. Также они пишут, что федеральное правительство, под видом борьбы с торговлей людьми, вновь ужесточает законы о проституции, что ведёт к расширению прав полиции, проверкам публичных домов и ухудшению положения проституток. "Левые" против ужесточения закона.

3. Позиция леваков из РСД (тут и тут):


Кстати, вопрос считаю принципиально важным. Никакая критика феминизма не будет эффективной, пока левые не осудили проституцию и, как первый шаг, не вышвырнули из своих партий тех, кто это явление поддерживает. Здесь надо быть жёстким.


Вот, кстати да. Поддерживаю Колю. Легализация проституции, млин! И многие леваки такого рода телеги поддерживают.