Tags: Социализм

Хроники Хаотика

Путь к свободе

Был сегодня на Freemarket'е. Для тех, кто не знает - это не богомерзкий "свободный рынок", а такая бесплатная ярмарка, куда люди (преимущественно молодежь) приносит то, чем согласна поделиться. Это уже третий за пол-года фримаркет в нашем городе. Принес оттуда 6 книг - Фурманов, Островский, Серафимович, Берроуз, Сенкевич и "Семья Карла Маркса в письмах". И вот что мне подумалось.

Я не очень люблю конкретные описания социалистической экономики. С одной стороны - дело вроде нужное, люди за будущее думают. С другой - эти описания получаются столь оторванными от реальности, что их высмеял бы даже Томас Мор. Поэтому я обычно такого не пишу, хотя от критики тоже воздерживаюсь. Но сегодня, пожалуй, сделаю исключение.

Мне кажется, что путь к коммунизму может начаться с создания некапиталистической системы распределения. Не с отмены денег и перехода к военному коммунизму - это, увы, ни к чему, кроме роста насилия в обществе и усиления государства, привести не может. А с создания параллельной "естественному" рыночному распределению некапиталистической общественной сети обмена продуктами.

Кое-какие наметки для этого уже есть. Это и выдуманная чуть ли не в позапрошлом веке потребительская кооперация. Это различные добровольные общественные инциативы - от википедии до того же фримаркета. Это свободное программное обеспечение.

Понятно, что не владея производством - трудно управлять распределением. Что тогда вообще распределять? Идея моя, увы, пока явно не для России, а для страны с достаточно развитым рабочим движением. Профсоюзы, располагающие определенными средствами, могли бы потребовать от капиталистов долю произведенной продукции. А затем распределять ее среди членов сети - на основе сознательного демократического планирования, а не рефлекторных "рациональных ожиданий".

Подобная система, даже не будучи тотальной, может серьезно поколебать общественные устои.

Во-первых она даст пример альтернативного образа жизни, более осмысленного и менее отчужденного. Фактически это будет отблеск того самого другого мира, который возможен. Сосуществование его с рынком только пойдет на пользу, рельефно обозначив его преимущества. Причем, если эксперимент окажется достаточно успешным, то следует ожидать постоянного притока желающих к нему присоединиться не только из рядов пролетариата, но и из рядов мелкой буржуазии. Как с удивлением отмечали некоторые советские диссиденты, фермеры в ФРГ, например, неоднократно и публично выражали зависть к колхозникам из ГДР, точнее их качеству жизни и уровню социальной защищенности. Но наличие/отсутствие собственности на средства производства слишком важный фактор. Из-за него все, до этого имевшие место союзы пролетариата и мелкой буржуазии оказывалась, скажем так, непрочными. Но в рамках подобного нерыночного обмена различия станут буквально стилистическими.

Во-вторых - любое расширение подобного натурального обмена будет означать сужение частного сектора экономики.

В-третьих - успешно разивившись до определенного уровня, подобная система сможет содержать своих специалистов - врачей, учителей, юристов. Социалистический сельскохозяйственный кооператив "Народный Храм", к примеру, содержал их без проблем. Очевидно, что образование, здравоохранение и другие надстройки над этой системой распределения будет формироваться на четких социалистических принципах.

В-четвертых - буржуазия обязательно попытается задушить подобное начинание. И совершит тем самым идеологическое сэппуку. Можно сколько угодно говорить о классовой морали, однако есть и мораль общественная. Борьбу с революцией многие одобряют - потому что справедливо боятся последствий этой революции. Агрессию против подобной общественной инициативы одобрят разве что Латынина с Никоновым.

В-пятых - политической надстройкой подобного экономического механизма может быть ТОЛЬКО прямая демократия. В противном случае он просто не сможет адекватно функционировать. Таким образом, еще до перехода к социализму, общество пройдет серьезную школу демократического самоуправления. Если что-то может защитить революцию от "бюрократического вырождения", то только это.

Понятно, что для реализации описанной мною схемы социализации экономики, государство должно изначально занять вполне определенную сторону в классовом конфликте. Если оно займет другую сторону, то затея обречена. После того как в прошлом году, в самой демократичной стране мира (по версии "Фридом Хаус") Дании спецназовцы, ворвавшись в Свободную Христианию, выламывали двери и избивали людей, у меня не осталось в этом никаких сомнений.

Но если в государстве у власти будет прогрессивный режим, то реализовать подобное начинание несложно. Тут даже важно, чтобы он не был слишком прогрессивным, потому что когда буржуи в панике бросают заводы и бегут, а к столице подступают американские войска, милитаризация и огосударствление экономики происходят как-то сами собой. В то время как логика моей концепции немного иная. Государство в ней не гегемон и сердце общественной жизни, а "ночной сторож" при экономике, отгоняющий буржуазию от народных завоеваний.
Хроники Хаотика

Между Сциллой и Харибдой

Доступ к собственности "для всех" возможен лишь в том случае, если эта собственность действительно является общей (народной, а желательно - принадлежащей всему человечеству). Но это, в свою очередь, возможно только при двух условиях: если реальным хозяином явлется все общество в лице своего законного представителя - государства, и если само государство действительно является демокартическим, подконтрольным, подчиненным обществу. Иными словами, уже и не совсем государством, в привычном для нас смысле...
Борис Кагарлицкий. Политология революции

Под прошлым постом, о Бычкове, у меня в комментариях вышла длиннющая дискуссия с одним либертарианцем, конкретнее - анархо-капиталистом. В конце концов, я задал ему вопрос, каким образом он без государства собирается защищать свою частную собственность от грубых и некультурных рабочих, которые придут его вешать.

Ответ его, несомненно, должен быть занесен в анналы истории. Вперед ногами.

Что-то вы передёргиваете. Государство нужно "грубым некультурным рабочим", чтобы безнаказанно отнимать деги у кого их много и раздавать тем, у кого их мало. То самое перераспределение, о котором вы вчера говорили. Без государства они не смогут грабить безнаказанно. Их встретит огонь из самого разного частного оружия, вплоть до ОМП. И поскольку они будут понимать что жизнь дороже, то даже не сунутся, а потому всё обойдётся тихо мирно и все отношения будут добровольными, включая трудовые.

Вот о государстве я и хотел бы поговорить.

Наш маленький анархо-капиталистический друг отчасти прав. Мы привыкли видеть в государстве только отрицательные черты, конкретно - подавление классовых противоречий. Но ведь государство имеет и другие функции, нередко позитивные. Например, те же фунцкции социального обеспечения, образование, здравоохранение. Насколько я помню, у lqp  была статья на эту тему, где он говорил, что эти функции легко сможет взять на себя организованное общество, а репрессивные органы ему не нужны.

Но я хотел бы спросить: организованное как? Если общество будет организовано не государственным образом, то каким? Нередко приходится слышать такой ответ "ассоциация свободных (или автономных) производителей". У меня такой ответ вызывает ассоциации с феодальной раздробленностью. Сейчас уже вроде бы известно, что крупное сельское хозяйство эффективнее мелкого. Крупное производство эффективнее мелкого. Я верю, что "ассоциация автономных производителей" может организовать жизнь людей на низовом уровне, уровне местного самоуправления.

Но сможет ли подобная ассоциация обеспечить высокоуровневую медицину? Существование фундаментальной науки? Полеты в Космос? На мой взгляд, для этого нужны какие-то более высокие, более... интегральные формы самоорганизации.

Да и насчет репрессивных органов не так все, на мой взгляд, просто. Понятно, что мощный аппарат подавления инакомыслящих обществу будущего не нужен будет, если будут преодолены товарно-денежные отношения. Но преступность ведь бывает не только экономическая. Кто будет расследовать убийства на почве, например, ревности? Или "личной неприязни"? В Советской России был поставлен эксперимент с народной милицией - и через некоторое время пришлось набирать туда профессионалов из старой полиции. Ибо, несмотря на свою идеологическую и классовую правильность, милиция был профессионально некомпетентна. Опять же, из ополченцев/дружинников милиционеры были вынуждены стать профессионалами.

В случае ассоциации производителей - что помешает отдельным общинам стать закрытыми, тоталитарными структурами? На чем будет основана легитимность демократического устройства, если государства не будет? Идея с кочующей по миру революционной армией "восстанавливающей порядок и сеющей анархию" интересна, но, на мой взгляд, чересчур экзотична.

Пока самой разумной мне кажется позиция Бориса Кагарлицкого, вынесенная в эпиграф. Только это "не-совсем-государство" должно быть всемирным ("наш лозунг - Всемирный Советский Союз"). И, разумеется, нерепрессивным.

Кстати, насчет репрессивных государств. Многие люди, одобряющие деятельность, например, Сталина, говорят, что репрессивный режим в СССР и других соцстранах был вынужденной мерой. Однако обратите внимание вот на что: во многом благодаря структурам этих репрессивных режимов в бывших соцстранах были успешно проведены неолиберальные реформы. Речь даже не о том, что они заразили население страхом и пассивностью, я более буквален. Правящий класс РФ практически полностью вышел из советской партгосхозноменклатуры и опирался на советские войска и советское КГБ. Не советские ли танки расстреливали Белый Дом в 1993 году? Или вы скажете, что с переменой названия изменилась и сущность?

А в Китае все произошло еще более выпукло. Доблестные китайские танкисты (красноармейцы, можно сказать) разогнали студентов, выступавших на площади Тяньаньмэнь за демократию и... против продолжения неолиберальных реформ. Неожиданно, да?

Созданная в соцстранах система активно и успешно сопротивлялась любой демократизации, хоть Новочеркасскому восстанию, хоть Пражской весне, а затем привела к вот такому печальному итогу: восстановлению капитализма.

Таким образом, задача преобразования общества в политическом смысле, на мой взгляд, является ювелирно тонкой. Шаг вправо - и мы получим ГУЛАГ и "партиясказаланадо". Шаг влево - распад хозяйственных связей, одичание, гигикающие банды, хаос и дурдом. И то и другое рано или поздно приведет к восстановлению капитализма.

А вот как найти золотую середину?
Хроники Хаотика

"Сквозь грозы сияло нам солнце свободы..."

Хочу затронуть больную (я бы даже сказал - кровоточащую) тему: левые и демократия.

С одной стороны, левые всегда были самыми верными и последовательными сторонниками демократии. Буржуазные революции сами по себе не приводили к либеральной демократии - понадобилось огромное давление со стороны левых и рабочего движения, чтобы выбить из буржуазии всеобщее избирательное право, местное самоуправление, право на забастовки и прочее. Именно левые в буржуазных демократиях последовательно выступали за углубление демократии, защищали ее от нападок справа. Например, в России именно рабочие, под руководством большевиков, подавили Корниловский мятеж, а в Германии - рейнское восстание рабочих сорвало путч Каппа и Лютвица.

С другой стороны - никак нельзя игнорировать, что на протяжении XX века социальные эксперименты левых приводили... как бы помягче сказать... совсем не к демократии.

Советская власть, которая задумывалась, как альтернатива буржуазной представительной демократии слева, почему-то не заработала. Поэтому советское общество стало сначала диктатурой, а потом олигархией (в прямом значении - "властью немногих").

Китайская революция, несмотря на Культурную революцию, скатилась ровно туда же.

Югославские революционеры, которые учли советский опыт, попытались избежать перерождения с помощью рабочего самоуправления. Без толку.

Кубинская революция - тот же результат.

"Как ни собираю - автомат Калашникова получается..."

И, что характерно, двух стран из перечисленных выше уже нет на карте, и на их территории полный капитализм. В Китае тоже, только под красным флагом. На Кубе пока еще нет, но дело к тому идет.

Вчера я в посте поставил ссылку на статью Арнудати Рой. Уважаемый shraibman заметил там интересные слова и процитировал их. Процитирую и я:

Когда Партия (как это происходит сейчас в Дандакаранье), добивается расположения народа, проявляя внимание ко всем его нуждам — тогда это подлинно Народная Партия, и её армия — подлинно народная армия. Но как легко это взаимное увлечение может превратиться после революции в горький брак. Как легко народная армия может обернуться против народа. Сейчас в Дандакаранье Партия хочет сохранить бокситы в горах. Не изменит ли она своё мнение завтра? Но можем ли мы, должны ли мы позволить опасениям по поводу будущего остановить нас в настоящем?

Я очень симпатизирую индийским маоистам. Мне у них практически все нравится. Но я на 99% уверен, что если они придут к власти - они продолжат индустриализацию. Адиваси будут также сгонять с их земли, только уже не ради наживы г-на (не подумайте, что господина) Чиндабарама, а ради "интересов социалистического государства". И, если сейчас их защищают маоисты, то после революции их вообще некому будет защитить.

И, что самое интересное, дело тут не в марксизме. Анархисты, которые всегда стоят первые в рядах критиков подобной политической практики, придя к власти делают точно то же самое. Тыц и тыц.

А в чем же тогда дело?

На мой взгляд, причина здесь в способе производства. Поясню. В капиталистическом государстве экономикой управляет рынок. Плохо, некачественно, с огромными потерями - но самостоятельно. Рынок при капитализме это автопилот. Естественно, что он ведет экономику черт знает куда и периодически дает крупные сбои (кризис), но государству достаточно ограниченного вмешательства, чтобы изменить сложившуюся ситуацию.

В "социалистических" государствах экономика не сильно отличается от капиталистической - но рынка, который бы ей управлял нет. Ни рынка рабочей силы, ни рынка капиталов, ни рынка товаров. Ничего нет. Но данный способ производства рассчитан на рынок, он без него не функционирует. Если рынка нет - экономика переходит в ручной режим. В режим прямого управления со стороны государства. Соответственно и роль государства в обществе пропорционально возрастает.

Взять хотя бы индустриализацию. В капиталистическом обществе ей руководил рынок, в СССР и Китае - государство. И в том, и в другом случае число жертв было огромно - но в первом ответственность оказалось размазанной между тысячами собственников (а то и вообще повисла в воздухе - рынок же, что с него взять), а во втором - пала на государство и его первых лиц.

Опять же, рынка нет, но он всегда незримо присутствует - как "черный рынок" и как глобальная общественная альтернатива. Поэтому государство постоянно должно находиться в режиме боевой готовности - отслеживая "рыночников" обоих видов.

Какое-то время такая экономика даже эффективней капитализма - особенно когда у мирового рынка в очередной раз "сорвало крышу". Но бесконечно так продолжаться не может. И не продолжается - рано или поздно такие страны возвращаются к капитализму.

Для иных способов производства картина определенно другая. В качестве примера могу привести сапатистов - у индейцев, живущих натуральным хозяйством, прекрасно получилось сохранить и демократию, и местное самоуправление. А вот в городе их опыт уже вряд ли будет применим.

Соответственно, мое мнение по этому вопросу. Чтобы сохранить демократию в социалистическом обществе должен работать некий более-менее автоматический механизм управления экономикой. Механизм, который сделает рынок, как инструмент распределения, неактуальным. Наличие такого механизма защитит общество от реставрации капитализма в разы лучше, чем малоэффективные силовые методы.

Возможно, этот механизм сформируется в большей степени стихийно, под действием наконец-то проявившегося в обществе коммунистического способа производства.

Возможно, он будет создан искусственно, на основе последних достижений математики и информатики. Как писал британский автор, которого мы несколько номеров назад публиковали на Коммунисте - рынок это всего лишь алгоритм.

Но вот в чем я уверен - так это в том, что пока государство управляет экономикой, надеяться на его "сокращение" не приходится.
Хроники Хаотика

Еще раз о связи с реальностью

Люди хорошо воспринимают концепции, которые предлагают решение их конкретных проблем. Концепции, решающие глобальные и исторические проблемы люди тоже воспринимают хорошо, но совершенно по-другому. Поясню.

Миллионы людей любят потрындеть о патриотизме, при этом совершенно ничего не предпринимая. Это просто образ жизни, скринсейвер для мозга "по умолчанию". У более продвинутых пользователей таким скринсейвером может быть либерализм, коммунизм, нацизм, аниме, разные оздоровительные учения. В нашей культуре молчаливо предполагается, что каждый должен иметь свое мнение по любому вопросу, но при этом мыслительный процесс не одобряется. Подобные псевдоинтеллектуальные болванки - хороший, даже отличный выход из положения.

Вот только ни на какую деятельность они сподвигнуть не способны. Что бы не происходило в стране, миллионы патриотов только охнут, матюгнут антинародный режим и вернутся к повседневным мыслям. Потому что НА САМОМ ДЕЛЕ это их не касается.

А вот четверо приморских партизан взялись за оружие, чтобы сражаться с ментами. Не потому, что их переполняет патриотизм - привет северокавказскому сопротивлению и желание разрушить государство с этим не вяжется, и вообще их речь не укладывается в рамки ни одной из известных мне идеологий. А потому, что он столкнулись с реальной проблемой ментовского беспредела. И сделали правильные выводы, как о ментах в частности, так и о государстве в целом.

То же самое и с социалистическими идеями. Рассказывать о светлом будущем с массовыми расстрелами без эксплаутации и принуждения интересно, некоторые даже слушают, разделяют твои идеи и в общем не против такого будущего. Вот только делать они по этому поводу ничего не станут. Потому что ИХ ЭТО НЕ КАСАЕТСЯ.

У них есть конкретные, реальные проблемы - это реальность. И есть сфера кухонных размышлений - где пребывают в равном уважении "власть самодержавная и неограниченная", "власть Советам!", "западная демократия", "ДОМ-2", "Танцы на льду", "Все бабы - дуры" и прочие платоновские идеи. Эти две сферы практически не пересекаются.

Сподвигнуть людей на действия могут только концепции, которые предполагают решение их проблем и одновременно это самое действие предполагают. Причем - это важно! - не действие в форме крохотных акций, на которые все плевать хотели. Это занятие для увлеченных абстракциями. А действия, способные на что-то действительно повлиять.

Помните рабочих Междуреченска? Они столкнулись с конкретной и страшной проблемой и стали подниматься на борьбу за свои интересы. Но тут же в Междуреченск сбежались любители чистомыслия - правые либералы, которые хотели бы использовать этих шахтеров для уничтожения угольной промышленности вообще; левые, которым нужна рабочая пехота для революции, в которой они сами будут генералами; фашисты, которым вообще пофиг где, лишь бы вставить словечко о нелегальных мигрантах. И на следующий митинг рабочие просто не пришли. Я их понимаю. Я бы тоже не пришел.

Любые конкретные проблемы левыми "разрешаются" двумя путями. Либо "как было в СССР", либо "после победоносной революции пролетариат сам все сделает". Люди соглашаются. Да, в СССР было хорошо. Да, пролетариат он такой. Но только это все опять из области кухонной фантастики, а реально только больной будет руководствоваться этим. Потому что в СССР значительная часть этих проблем решалась плохо, а уж сказки про пролетариат, который, аки свободный рынок, сам себя отрегулирует - это вообще не подлежит рациональному разбору.

Недаром до войны при Компартиях состояли целые штаты организаций, занимающихся конкретными, мелкими, частными проблемами. К этому сводится и переходная программа Троцкого, и гегемония Грамши, и политика сотрудничества с другими общественными силами у маоистов (кажется, она называется "Новая демократия").

Чтобы внести ясность, приведу пример. Под лозунгом "надо увеличить рождаемость" подпишутся тысячи и тысячи. Потому что они в этот момент представляют себя не простыми людьми, а важными чинами, повышающими рождаемость путем росчерка пера. Конечно, надо рожать, китайцы, там мигрантцы, Америка злоумышляет...

А вот если предложить конкретные меры по реализации этого - ну хотя бы запрет на продажу презервативов в ночное время - многие из этих повышанцев согласятся на такую меру? Ни один. Потому что это уже касается лично их, и никому не хочется, чтобы его рождаемость повышали. Улавливаете?

То же самое с любой другой проблемой. В кухонных разговорах человек одобрит расстрел за пять минут опоздания на работу, потому что "при Сталине порядок был и все работало", но сам вряд ли захочет хотя бы заплатить штраф за опоздание. И не почувствует никакого противоречия.

Левая модель - политики, экономики, общества - должна строится снизу вверх, путем интеграции решений конкретных, существующих в данном обществе проблем. Тогда эта модель будет поддержана обществом. Сплошь и рядом я вижу обратную картину - левые пытаются навязать обществу модель, слепленную из текстов классиков и советского опыта. Если люди ее отвергают - значит это плохие, неправильные люди. У Маркса про таких не написано.

Короче, я скажу так. Либо мы конкретно объясняем - что такое социализм и как он может помочь вот этому конкретному человеку с его конкретными проблемами, либо не смысла к нему и соваться.

Ссылки на советский опыт и Божественный Пролетариат не принимаются...

P.S.Вот, кстати, и схема, по которой я предлагаю написать программу, если уж лефтиши действительно сподвигнуться создать организацию. От частного к общему, от локальных проблем - к социальной революции.

P.P.S. Товарищ Сулейманов написал критический отзыв на мою статью "Тем хуже для реальности", опубликованную в 13-ом номере Коммуниста. Хочу сразу уточнить, что статья не была программной, а наоборот, ставила ряд вопросов, на которые я хотел бы получить ответы. Отзыв кое-что поряснил для меня, кое-что, наоборот, затемнил. Обстоятельный ответ на него я постараюсь написать к выходу следующего номера.
Хроники Хаотика

Тем хуже для реальности

И последнее. Я считаю важнейшей задачей, стоящей сегодня перед левыми, задачу выработки   современной революционной теории, теории, адекватной сегодняшнему дню – то есть такой, какой для конца XIX века был классический марксизм. Я убежден, что это можно сделать только путем преодоления марксизма на базе марксистской же методологии. Методология, по счастью, позволяет это сделать.
                      Александр Тарасов. Мало читать Маркса, надо его еще понимать.
 

Товарищи, я хочу на голубом глазу задать вам неприличный вопрос.

Как так получилось, что диктатура пролетариата нигде не привела к построению коммунизма?

Почему диктатура пролетариата в СССР привели к тому уродству, которое мы видим на постсоветском пространстве, в Китае - к авторитарному капитализму, на Кубе - к тому, что "профсоюзы" выкидывают на улицу людей десятками тысяч, в Восточной Европе - к нищете, национализму и антикоммунистической истерии.

Когда капиталисты тиранят и расстреливают рабочих, это они потому, что у них в голове одни деньги, а когда это делают коммунисты, то это они ради жизни на Земле?

Допустим. Только толку-то от этого прогресса? Все завоевания революции в России уже уничтожены. В Китае тоже, на Кубе - скоро будут. Да и Югославия не исключение.

Может быть все-таки что-то не так с диктатурой пролетариата, а не с окружающим миром? "Практика - критерий истины" кто сказал?

"У Ленина так написано" - это не джокер, позволяющий выиграть любую дискуссию. Прироритет слов Ленина над действительностью - это не то из области религиозной философии, не то из области психиатрии.

Ленин писал свои труды в абсолютно других исторических условиях. И это условия незначительно отличались от времен Маркса, но сильно - от нашего времени. С тех пор, как Ленин умер, много чего произошло.

Были фашистские режимы в Европе, сталинский термидор, Вторая мировая война, Холодная война, деколонизация, экономическое соревнование двух систем, распад СССР.

В мире произошли радикальнейшие экономические, политические, социальные изменения.

Когда Ленин писал свои книги и еще пару десятилетий после этого, существовало мощное и радикальное рабочее движение. В некоторых странах рабочие восставали каждый год, вооружались, строили баррикады и натурально готовились к захвату власти. Книги Ленина отражали это.

Сейчас ничего этого нет! После войны мир очень сильно изменился, улучшились условия жизни, размылись границы классов, изменилась сама структура труда. Если кто-то думает, что "надо просто вести пропаганду и однажды все станет как раньше", то он ошибается. Не станет. Пропаганда никогда не прекращалсь, дело не в ней, а в социальных условиях. Попытки "сделать все как раньше" - это попытки заснуть и вернуться в сон, который только что видел.

"Пролетариат - это не только рабочие, это врачи, учителя, программисты"... А вы видели забастовку программистов? А вооруженное восстание учителей? В старых революционных теориях ставка делается именно и только на промышленный пролетариат, и все это понимают, просто иногда не хочется признавать.

Все эти стоны - ах, левые защищают тюленей, геев и иммигрантов - выдают людей, которые никогда не занимались реальной политикой и не собираются. Левые инстинктивно ищут новую социальную базу. Потому что со старой происходит какая-то фигня. Потому что в 1968 во Франции году революцию пытались устроить студенты, а рабочие хотели только вытрясти из буржуев побольше денег. Потому что в те же года в США рабочие выходили разгонять студентов (как, кстати и в Польше) и митинговали за войну во Вьетнаме. Потому что шахтеры в России стучали касками, требуя не "истинного социализма", а приватизации шахт.

Тут два выхода - либо надо обновлять теорию (я имею в виду, на самом деле обновлять, а не косметически подправлять детали) либо переселяться в другой мир, точно соответствующий тому, что было написано 90 лет назад Владимиром Ильичем.

Макс Фрай в помощь.
Хроники Хаотика

Реформистские иллюзии, говорите...

Для меня, как и для многих левых, 11 сентября это, прежде всего, 11 сентября 1973 года. И только потом уже 2001. По многим причинами, из которых не последнююю роль играет несопоставимое количество жертв этих двух трагедий.

На тему "Чилийского эксперимента" написано много книг и статей. Леворадикальные авторы, описывая его, обычно акцентируют внимание на том, что попытка провести "ненасильственную революцию", революцию в условиях буржуазной демократии, провалилась. Альенде поплатился жизнью за свои реформистские иллюзии и подставил под удар свой народ. Отчасти этот упрек верен - Альенде действительно отказался вооружить рабочих и студентов, как они того просили, чтобы не провоцировать военных. Но вывод, который делается из констатации этого факта, в корне неверен.

Из того, что построение социализма в условиях буржуазной демократии было преравно контрреволюционным военным переворотом, делается вывод, что парламентская (вообще легальная) деятельность к социализму никакого отношения не имеет. Надо обязательно быть пламенным рррррреволюционером, сидеть в сельве с автоматом и презирать парламентаризм. Так победим.

Мысль интересная, и если бы вся история попыток построения социализма ограничивалась Чили, она была бы вполне допустима. Но если мы отвлечемся от Чили и посмотрим внимательно хотя бы на другие страны Латинской Америки, то выводы будут совершенно другими.

Почему пытаться построить социализм парламентским путем не надо?

Потому что подобная попытка вызовет немедленную реакцию - в прямом и переносном смысле?

В Аргентине, Бразилии, Уругвае, Парагвае никто социализм не строил. Ни парламентски, ни как либо еще. От военных диктатур (и, кстати, неолиберальных реформ) их это не спасло. Читайте Наоми Кляйн. 70-ые были временем, когда США пытались установить ультраправую диктатуру в каждой стране к югу от себя, независимо от того, строила она социализм или нет. И левые в большинстве этих стран ничего не могли сделать. А Альенде мог. Да, он не вооружил рабочих, но сам этот вопрос встал перед товарищем президентом именно потому, что он стал президентом. Возможно он ошибся тактически, но именно благодаря его статусу, и конституционности его правительства у него был шанс остановить переворот

Потому что парламентская деятельность, в отличие от революционной борьбы, не способна привести социализму?

В вышеперечисленных странах существовали мощные революционные движения - например "Тупамарос". Их деятельность не приблизила наступления социализма ни на йоту. Пришедшие к власти вооруженным путем сандинисты социализма тоже не построили, зато стремительно "бюрократически переродились" по советскому обрзацу, даже смены поколений не понадобилось. В Колумбии непримиримые сторонники единственно верной революционной стратегии 60 лет ведут гражданскую войну - и чего они добились? Население уже не видит разницы между ними и ультраправыми бандами, а омерзительное правое правительство на фоне "революиционеров" пользуется 92% поддержкой...

Народное Единство за три года успело начать национализацию промышленности, аграрную реформу, массовое строительство жилья, реформу социального обеспечения. Экономика росла, промышленность развивалась, в Чили проходила проверку экспериментальная система связи между предприятиями, очень напоминающая интернет...

Конечно, у противников парламентаризма есть последний козырь. Куба. Относительно благополучная страна, на фоне волны диктатур 70-ых выглядевшая и вовсе раем. Но...

Буквально несколько дней назад, отвечая на вопросы журналиста, Фидель Кастро (фотографию которого Коммари вот только что постил как немой укор "розовым либералам - защитникам гей-парадов") сделал ряд шокирующих заявлений. В частности, он заявил, что зря позволил разместить советские ракеты на Кубе, что Ахмадинежад должен признать холокост, что он очень сожалеет о том, что долгие годы преследовал и сажал в тюрьму геев. И, наконец, самое главное: на вопрос, применима ли кубинская модель экономики в других странах, Кастро ответил, что она не работает даже на Кубе...

Весь "левый поворот" нулевых в Латинской Америке происходил в рамках буржуазной конституционности и буржуазного законодательства. Чавес не смог прийти к власти посредством переворота - но смог выиграть выборы. Если "идейно верный" режим Кастро дышит на ладан и дело движется к перестройке, то судьба Венесуэллы еще не решена. Возможно она сможет вытянуть и остров Свободы, и других своих союзников.

С учетом вышеизложенных фактов я отказываюсь понимать, чем "реформистские иллюзии" (или "соглашательство") в котором обвиняют неавторитарных левых, хуже "революционных иллюзий".
Хроники Хаотика

Авторитарные левые за гражданские права

На communist.ru параллельно с дискуссией о Триумфальной площади разворачивается дискуссия об отношении коммунистов к гражданским правам.
Как обычно водораздел намечается между "авторитарными" и "неавторитарными".

Присоединюсь к обсуждению и я.

Вот тут недавно Олег Торбасов опубликовал выдержки из апрельского интервью Азада, индийского маоиста. Меня там заинтересовал один момент. Азад говорит, что маоисты в Индии - это часть широкого демократического антифеодального и антиимпериалистического фронта. Своими союзниками он числит:

1)Националистический социалистический совет Нагалэнда, Объединённый освободительный фронт Ассама, Народно-освободительная армия Манипура и Освободительный фронт Джамму — Кашмира. Это сепаратисты. Натуральные такие сепаратисты, которые хотят отделения от Индии. Даже если не прямо сейчас, то потом. Ни разу не хотят Великую Индию от океана до океана.

2)Различные непарламентские профсоюзные организации. Тут все понятно.

3)Прогрессивные организации религиозных меньшинств, преследуемых индусо-фашистскими бандами. Маоисты не смущаются тем, что они материалисты, равно как и тем, что поддерживают "чуждых индийской культуре " христиан и мусульман, или тем, что ослабляют свое государство и помогают враждебному Пакистану. И совершенно не смущаясь называют организации  "простых индийских парней" и "настоящих патриотов" - индусско-фашистскими бандами. Интересно, правда?

4)Организации далитов и других угнетаемых каст, адиваси и женщин.

Далиты - это неприкасаемые. Люмпены по праву рождения. Видел недавно комментарий "люмпен пролетарию не товарищ".

Адиваси - это коренные народы Индии, живущие в условиях первобытнообщинного строя. Дикие, консервативные, лишенные классового сознания, и из всех политэкономических теорий предпочитающие веру в Великого Бобра. Казалось бы, ну зачем они сдались маоистам?

Да и женские организации тут ни к селу ни к городу. Ведь всем известно, что феминизм придумали проклятые американские толерасты...

5)Непарламентские организации, борющиеся за такие требования как провозглашение отдельных Теланганы, Горхалэнда, Видарбхи, Бунделкханда
. Это сторонники автономии вышеупомянутых территорий. Не сепаратисты - просто эти территории населены национальными или иными меньшинствами, которым было бы удобнее жить в отдельной административной единице. Казалось бы какая разница, если после победы маоисты построят социализм и все будет невыразимо прекрасно? Но победа неизвестно когда будет, а жители этих территорий подвергаются угнетению уже сейчас.

6)Организации, борющиеся против специальных экономических зон, горнорудных и иных так называемых проектов развития, ведущих к массовому перемещению людей. А это вот люди со своими частными требованиями, которые в общем-то не социализма хотят, а просто чтобы их оставили в покое. Этакие защитники Химкинского леса - только они в нем живут, а не прогуливаются. Совершенно никакой гарантии нет, что если этих людей оставят в покое, они станут сторонниками социализма.

7)Организации борющиеся против глобализаторско-приватизаторско-либерализаторской политики реакционных властей; противостоящих растущему авторитаризму и разнузданным государственным репрессиям. А эта категория самая широкая - в первое предложение вписываются любые левые, сколько угодно "розовые", а во второе и вовсе любой сторонник демократии, включая либералов и правозащитников. Единственное условие - несогласие с политикой правительства.

А ведь маоисты вполне себе "авторитарные" левые. Сражаются с вышеупомянутыми индусско-фашистскими бандами и "Армией индустриализации" (милиция ревизионстской Компартии, поддерживающей текущее правительство), захватывают поезда, отстреливают полицейских десятками. А вот почему-то они себя так не называют, а "противостоят растущему авторитаризму" и ради этого готовы сотрудничать с кем попало. И в ревизионизме их никак не обвинишь - прочно стоят на революционных позициях.

Рассматривать права и свободы с точки зрения "Когда мы придем к власти" непродуктивно. При каждой революции чьи-то гражданские права ущемляют, иначе бы революции не было, это очевидно. Но, во-первых, этот процесс вынужденный и собственной ценности не имеет. А во-вторых, если мы с самого начала будем размахивать идеей ограничения гражданских прав, к власти мы не придем. Зато растеряем всех союзников и сползем вправо, к тем, кто тоже очень любит поограничивать чужие гражданские права.

Полицейщина и милитаризм - это не коммунистические концепции. Диктатура пролетариата, на которую в таких случаях ссылаются, диктатура в том же смысле, в каком парламентская республика - диктатура буржуазии. Если представительная демократия по сути является диктатурой буржуазии, то демократия советская будет являться диктатурой пролетариата. Вот и все, нигде не сказано, что это должно быть по уши милитаризованное полицейское государство с массовыми расстрелами.

Коммунизм без гражданских прав не выживает. Вот в Северной Корее тоже сначала объявили партийную деспотию "диктатурой пролетариата", а сейчас выкинули последние упоминания Маркса из программы ТПК и бичуют межнациональные браки.

Связи не замечаете?
Хроники Хаотика

ПО КОМ ЗВОНИТ МЕДНЫЙ ТАЗ..?

О каком рынке можно ныне всерьез говорить
применительно к США, если даже банковская
система (умолчим о промышленности с
разваливающимся автопромом или о
коллапсирующем рынке недвижимости) стала
по сути социалистически «госплановой»? О
европейском рынке брюссельской бюрократии
было смешно говорить и до нынешнего
кризиса.
Борис Капустин, профессор Йельского
университета и Университета Калифорнии

Можно уверенно утверждать, что нынешняя система не выживет. Но нельзя предсказать,
какой новый строй придет ей на смену. Выбор будет результатом бесконечного множества
отдельных действий. Но рано или поздно установится новая система. Она будет не
капиталистической, но может быть гораздо хуже (более поляризованной и иерархичной) или
намного лучше (относительно демократичной и относительно эгалитарной). Выбор новой
системы - предмет крупнейшего политического противоборства во всем мире нашего времени
                                                                                                                                    
 Иммануил Валлерстайн
 
Вот и пришел в наш мир Второй Мировой Экономический Кризис - второй после Великой Депрессии. И даже как-будто ушел. Крушение Дубайской финансовой системы стало как-бы прощальным аккордом - не то кризиса (с точки зрения оптисимистов) не то его первой волны(с точки зрения пессимистов)...Пока все затихло. Хочу высказать свое сугубое ИМХО по поводу причин этого кризиса.
Мое мнение: дело в том, что современная мировая экономика не является экономикой свободного рынка. Она является плановой капиталистической экономикой. Об этом уже писал например Кагарлицкий в своих книгах - он же написал, помнится, о том, что в сознании либералов этакая невидимая нить соединяет демократию, рынок и частную собственность, и что если левые безусловно за демократию и безусловно против частной собственности, то насчет рынка нет уверенности - он, в теории, может еще кое для чего сгодится.
Простым доказательством исчезновения свободного рынка является исчезновение простых кризисов - например, кризисов перепроизводства. В либеральной теории свободный рынок работает ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ КРИЗИСЫ.
Товары перестали покупать - товары перестали закупать и производить.
Товары стали покупать - товары стали закупать и производить.
И так все время, каждый день что-нибдь начинают производить, прекращают и так далее...
Вот мне интересно: кто-нибудь с таким сталкивался в повседневной практике? Кто-нибудь видел полки заваленные молочными сырками и хлебом при полном отсутствиии колбасы? А через неделю - заваленные колбасой и зеленым горошком при полном отсутсвии сырков?
Конечно нет, потому что экономику осуществляют вменяемые люди, а не генераторы случаных чисел, свободные разумные люди - которых совершенно не устраивает этот веселый рыночный хаос, и которые не собираются подчинять всю свою жизнь рыночным прыжкам (так и хочется добавить: и ужимкам).
Все то, что свободный рынок с собой несет, рано или поздно становится невыгодно субъекту экономической деятельности - а значит и группам субъектов экономической деятельности.
Так появляются механизмы преодоления рыночного хаоса - а также его последствий, например свободной конкуренции. Свободная конкуренция в теории способствует развитию экономики в целом - может оно и так, не могу судить - но она определенно снижает выгоду конкурентов. В процессе осознания своих личных и классовых интересов навемные работники для преодоления конкуренции создали профсоюзы, а капиталисты - монополии.
Тот же кредит - это ведь уже не чистый рынок - просто потому, что торговля нормальными способами на рынке не может привести к системному кризису - так как она ограничена масштабами самой системы.
Любой механизм борьбы с рынком таит в себе опасность - будучи надстройкой над рынком, он при сликшом активном применении создаст стстемное противоречие с ним. И всем будет чем заняться...
Поясню свой пример. Биржа появилось как надрыночный механизм перераспределения средств из одной отрасли реального сектора в другую - ну появилась и появилась, и хрен бы с ней. Но кроме более устойчивого развития промышленности биржа обнаружила в процессе эксплаутации еще одно незадокументированное свойство - приносить выскоую и быструю прибыль.
В итоге стало выгодно играть на бирже и невыгодно вкладывать деньги в реальный сектор экономики. Люди по отдельности понимали, что прибыли изымаются биржей именно из реального сектора, но сделать с собой и экономикой ничего не могли: ну не заставишь ты в свободном капиталистическом обществе капиталиста делать то, что ему невгодно!
Когда все деньги были всосаны биржей, наступил мировой экономический кризис - потому что прибыль, которую приносит реальный сектор жестко фиксирована реальностью, простите за каламбур. Как только на бирже собралось больше денег (требующий прибыли от рельного сектора) чем мог в принципе родить реальный сектор, тут-то и раздался звон медного таза...
Но биржа еще подчинялась законам рынка, поэтому в сражении с рынкам она проиграла. Рынок взял свое и все отрегулировал. Это стало для общества беспросветным кошмаром, но цена акций упала до приемлемой. Рынок победил и кризис закончился, хотя его последствия запомнились людям надолго.
Весь XX век шло усложнение институтов мировой экономики, все более демпфировавших рыночные колебания. В европейских странах это получило название welfare state. А потом пришел пиздец неолиберализм. Так же как во времена перестройки разрушение совесткой некапиталистической экономики велось под лозунгом возрващения к истокам социализма (ленинизму), так же разрушение социального государства в Европе (и его суррогатов в США) велось под лозунгом возвращения к истоками капитализма - свободному рынку. И там и тут - элиты врут...
Точно так же как в СССР все это закончилось окончатльным унитожением основ социализма, на которые не посягнул даже "термидорианец" Сталин, так в Европейском Союзе это кончилось созданием плановой капиталистической экономики.
Это было то же социальное государство, только развернутое в противоположную сторону.
Если в изначальном варианте планирование применялась чтобы ускорить развитие экономкии в целом и снизить социальное неарвенство, при этом учтя интересы капиталистов, то капиталистическая плановая экономика была значительно более цельной - учесть интересы капиталситов, учтя интересы капиталистов.
В то же время плановые институты начали перебираться на международный уровень - чтобы юридически не нести никакой ответственности перед трудящимися классами, и заниматься только увеличением прибыли корпораций - тоже в основном транснациональных, платящих минимум налогов и имеющих нулевую (я бы даже сказал - отрицательную) социальную ответственность.
Финансовые инструменты (спекулятивные) все усложнялись, усложнялись и усложнялись. Тем веселее, что погорела система хотя и в огромной степени из-за них, но основной причной ее краха стали банальные кредиты, которые человечеству известны чуть ли не со времен поялвления денег, а может и со времен бартерного обмена...
Банки навыдавали кредитов теМ, кто не могу их вернуть, и стали продавать право на взыскание денег. Попродавали, потом кто-то попробовал взыскать...
"А король-то голый". И вот тут-то и случилось то, что мы еще не осознали, а капиталисты уже вполне.
По закону свобоного рынка("закон тайга, хозяин медведь...") значительная часть капиталистов, фирм, банков, государств и корпораций должна была разориться. Еще в 90-ых годах мировой долг первышал мировое ВВП на 30%(!!!)- а межпланетной резервной системы пока еще не придумали (и я надеюсь к моменту, когда ее можно теоретически будет создать, капитализм уже накроется совсем и нужды в ней не будет), то есть этот кризис - когда все требуют долги назад, а четверть долгов не может быть выплачена как таковая - равно или поздно бы наступил.
Но иснтитуты-то, вобравшие в себя 200-летний опыт борьбы капиталистов с рынком с одной стороны и ориентрованные на прибыль людой ценой с другой работали исправно и НЕ ДАЛИ РЫНКУ ЭТОГО СДЕЛАТЬ. Когда капиталисты в ужасе закрыли глаза, ожидая, что рынок, как Ктулху, порвет их на части, рынок последний раз пернул и сломался.
Все. Вот почему капиталисты так забегали, вот почему они стали собирать целые конференции, вот почему все заговорили о кризисе как о шансе для чего-то там. Сейчас я расскажу, что это за чего-то там.
Капитализм - как общественная формация соединяющая политическую свободу с частной собственностью изжил себя. Совсем. И рынок, как связывающий их элемент, тоже спекся. Так что перед человечеством стоят два варианта, выделенные еще великим экономистом и революционнным деятелем Розой Люксембург: варварство и социализм.
Идеологическое противоречие между демократией и частной собтсвенностью, разорвавшее некогда классический либерализм, который так и не смог превратиться из сословной идеологии в классовую, теперь погубит и весь классический капитализм.
Либо мы должны выбрать демократию - и тогда нам придется отказаться от частной собственности, социализировать ее, устранить социальное неравенство, полностю перевернуть систему представительной демократии - в общем построить социализм. В этом случае кризис исчезает сам собой, потому исчезают в принципе явления на который он опирается.
Либо мы должны выбрать частную собственность - и тогда нам придется сделать следующий шаг, то есть превратить ситему капиталистического планирования из надрыночной в антирыночную - потому что она уже вступила с ним в острый конфликт и ПОБЕДИЛА. Рынок стал тормозом экономики, значит он должен быть устранен. Но свободный рынок составляет собой сущностный базис капитализма, на котором сверху навалены акции, транзакции, биржи, кредиты, деривативы и фьючерсы. Если мы выдернем этот базис, нам придется найти другой. Если это не демократическое управление планетными ресурсами в общих целях, то бпзисом станет прямая эксплаутация трудящихся - и разумееттся сворчивание остатков политической свободы - то есть возрат к докапиталистическим произодственно-распределительным отношениям (неофеодализм или неорабовладение). То есть варварство, со всеми его милыми и радостными прелестями.
Есть конечно и третий путь. Добровольно, по общему согласию капиталистам свернуть сдерживабщие рынок институты и наслаждаться. Это будет ужасно, и в первую очередь для трудящихся. Экономика будет отброшена на десятки лет назад, огромная доля капиталистов разорится (а также государств, транснаицональных корпораций, банков, фирм...). Признаки этого видны даже сейчас, например стоит отпустить рынок с цепи, на которую его посадили господа капиталисты, как государство Латвия исчезнет с политической карты мира. Но я в это не верю. Частная собственность, как я уже говорил исключает свободу, а долгое владение большими объемамы частной собтсвенности исключает добровольность...
Так что весь вопрос состоит в том - в какой степени развилось классовое сознание капиталистов. Готовы ли они объединиться для борьбы против трудящихся - сложный вопрос. Но несомненные подвижки в этом вопросе наметились - капиталисты общими усилиями сформулировали общую идеологию (неолиберализм), применили на практике принцип капиталистического интернационализма (глобализация) - в общем начали осознавать не только свои экономические и политические цели, но и социальные. Это плохой признак. Рабочие ведь тоже начинали с забастовок и стачек, а добрались до идеи мировой социальной революции. Кризис, я думаю, покажет, добрались ли уже капиталисты до идеи мировой социальной контрреволюции, если же еще не добрались - то как далеко они от нее находятся...